Женщина с психрасстройством: Меня хотели украсть, и я сошла с ума — KazInfo Today
close

Женщина с психрасстройством: Меня хотели украсть, и я сошла с ума

57129a36cd1feb9300c0e338548db67a

Завтра, 10 октября, — Всемирный день психического здоровья. Отмечается он по инициативе Всемирной организации здравоохранения с 1992 года в целях, чтобы люди больше знали об особенностях этого заболевания.

Решили, что никто лучше самих пациентов с расстройствами психического здоровья не расскажет, как им живется. Поэтому мы поговорили с Зариной. У нее психическое расстройство, точный диагноз не раскрываем из этических соображений. Женщина живет с открытым статусом (в 2011 году она заявила о нем на всю страну) и оказывает поддержку другим людям, столкнувшимся с похожими проблемами.

Редакция попросила Зарину рассказать свою историю.

Приносим извинения, если что-то где-то будет непонятно. Все же Зарина – тоже особенный человек.

— Я раньше и не знала, что такое психическое расстройство. Училась на отлично. Пела, танцевала. Была очень активной. Жили мы вместе с мамой, отец рано умер.

В восьмом классе нам пришлось переехать в село: умерла бабушка, и некому стало присматривать за дедушкой, кормить его. Заболела мама. После смерти бабушки я стала бояться, что мама тоже может умереть. Я начала работать на поле (где росла)сахарная свекла. Как раз было лето. Учеба еще не началась. А до этого я даже не знала, что такое огород, лопаты в руках не держала. Это очень тяжелый труд.

Позже медики мне сказали, что эта непосильная ноша также сказалась на развитии моего заболевания.

Меня пытались украсть

Наступил сентябрь, потом октябрь. В школу я так и не пошла. Собирала свеклу. Руки мерзли. Сейчас на фоне той Зарины я кажусь себе нетрудолюбивой и часто себя за это «ем».

Всю жизнь жить в селе я не собиралась. И уехала. Потом однажды приехала помочь маме с ремонтом в доме. Побелила три маленькие комнаты, вплоть до крыши, все покрасила: пол, окна. Рамы поставила на землю, вышла на улицу, чтобы в арыке набрать воды, а тут резкий гогот, как будто лошади скачут.

Посмотрела: а там была машина – оранжевые «Жигули» и ребята, человек десять. И эта машина начала ездить туда-сюда мимо нашего дома.

Мое сердце почуяло неладное. Мне кажется, что ребята хотели меня украсть. Мы с мамой никогда не обсуждали темы про мальчиков. Меня воспитывали в строгости. Я испугалась и побежала в комнату, куда мы сложили все вещи. Там даже света не было. Я забралась под швейную машинку и просидела до утра, вся дрожала при этом.

Я запиралась в туалете и сидела часами

Потом я поступила в вуз. Я жила у тети. Уже тогда мое здоровье пошатнулось. Оказывается, от меня даже в автобусе все шарахались, потому что я качалась туда-сюда. К тому же я перестала есть. Просто не кушала. А еще приеду в университет, запрусь в туалете и там часами сижу, пока занятия не кончатся. Дома у тети также запиралась в ванной. Меня звали, но я не шла. Они меня не ругали, но были очень напуганы, потому что не понимали, что происходит. Тетя сказала маме, что со мной что-то не то. Они не знали, что делать и куда обращаться…

«Добила» меня ясновидящая. Заявила, что это у меня третий глаз открывается. Она у нас почти жила три месяца: приходила утром, уходила вечером. Говорила: «Ты в могилу зайдешь к бабушке, отцу, с ними будешь разговаривать». У меня вообще «крыша съехала».

Меня повели в «Бейиш». А оттуда сразу отправили к врачу. Так я оказалась в Республиканском центре психического здоровья. Пролечилась там. Лежала как на курорте (смеется). Поправилась сильно: мама, оказывается, все самое вкусное мне несла, хотя они сами бедно жили, во многом себе отказывали.

Никто о диагнозе, кроме близких, не знал

Потом вернулась на учебу. Там никто не знал о моем заболевании. Общество, молодежь вернули меня к здоровой жизни, я даже без препаратов начала жить. Но не доучилась. На пятый курс не пошла. Потом сидела дома. Одно время продавала мороженное.

В 24 года вышла замуж. Мужа мне родственница нашла. Он ее соседом был. Эта родственница меня до этого пять-шесть лет не видела. Муж мне серьги надел по обычаю. Все это странно для меня было. Я ни с кем не дружила. На вечеринки не ходила. Кто-то комплимент скажет, так я так отвечу, что человек краснеет.

Муж меня увез, когда уже у меня начиналась депрессия. Он мне сначала понравился, но любви-то не было. Еще меня гложило как сказать, что я в больнице лежала. И я все же призналась однажды. Но муж сказал, что любит. Хотя ему тяжело со мной было.

Родился сын

Сильный срыв у меня был после рождения сына – послеродовой психоз. Хотели снова положить в больницу. Но родные написали заявление об отказе в госпитализации, и меня просто возили на капельницы. До трех месяцев я сына даже на руках не держала. Его кормили искусственной смесью. Сложное время было.

Из-за сына мне пришлось выйти снова на улицу. У него на лице припухлость была. И я носила его по врачам. Ничего не помогало. На месте припухлости выросла шишка. Я снова впала в депрессию. К счастью, мы попали на прием к приехавшим врачам из Германии, и они объяснили, что это пройдет. И оказались правы.

Я счастлива, потому что нужна

Потом я попала в проект по реабилитации пациентов после лечения в стационаре. Там я работала бухгалтером и получала заработную плату. Сейчас вот в Центре реабилитации при ОО «Продвижение альтернатив», помогаю другим пациентам справиться с их проблемами.

Проблемы никогда не заканчиваются, депрессия периодически наступает, но когда я понимаю, что я нужна людям, я себя чувствую полезной, вновь чувствую себя хорошо. Тогда я счастлива.

Фото иллюстративное.

Обсудить новость