close

Пытка одиночным заключением: Куат Султанбеков заявил о бесчеловечном обращении в тюрьме (видео)

sultanbekov-o-pytkah

На очередном судебном заседании балхашский бизнесмен заявил о бесчеловечном обращении, передает корреспондент «KazINFO Today» из зала суда. По словам Куата Султанбекова, все попытки выяснить, на каком основании его держат в одиночном заключении долгие месяцы, наталкиваются на непробиваемую стену равнодушия тюремного начальства. Между тем, как сообщают адвокаты подсудимого, по нормам международного права подобное обращение считается бесчеловечным и приравнивается к пыткам.

В Усть-Каменогорском суде продолжается рассмотрение дела по обвинению балхашского бизнесмена Куата Султанбекова, отбывающего наказание в учреждении ОВ 156/3, в избиении другого осужденного и нарушении тюремного режима содержания. «KazINFO Today» писал о первом дне процесса, примечательного личностью подсудимого: Куата Султанбекова посадили в 2012 году на три с половиной года, но в местах заключения этот срок утроился, составив в общем около 11 лет. В настоящее время бизнесмену хотят добавить еще несколько лет отсидки.

В начале очередного судебного заседания подсудимый сделал скандальное заявление. По его словам, его два месяца держат в одиночном заключении в следственном изоляторе.

«Я постоянно обращаюсь, чтобы ко мне кого-нибудь подсадили, но все безрезультатно. Возят меня на машине отдельно (в суд — прим. авт.), держат в арестантской комнате отдельно», — сообщил Куат Султанбеков.

По словам подсудимого, он опасается за свою жизнь. Никаких оснований от тюремного начальства добиться не получается. Из-за длительного содержания в «одиночке» Куат Султанбеков постоянно испытывает стресс. К слову, произносил речь подсудимый слабым, временами дрожащим, голосом, плохо скрывая психологическую усталость, накопившуюся, очевидно, после многомесячного содержания в «одиночке».

«Я опасаюсь за свою жизнь. Сколько случаев, когда вешали в камерах? Кроме того, у меня давление иногда поднимается, а я не могу достучаться до них. Там даже кнопки нет», — пояснил он.

«Вы с подобными заявлениями обращались в прокуратуру?» — поинтересовался судья Данияр Мырзахметов.

«Обращался, но мои заявления не доходят», — ответил Куат Султанбеков.

prokuror-bajmyrzaev

Прокурор Мейрамбек Баймырзаев

«Прокурор, Вы выслушали подсудимого? Примите какие-то меры, потому что суд некомпетентен разрешать какие-либо вопросы, связанные с этапированием и нахождением в сизо. Это надзирающий орган должен контролировать», — обратился судья к государственному обвинителю.

«Понял, Ваша честь», — ответил прокурор, и тут же начал задавать вопросы подсудимому:

«Как Ваши заявления не доходят, если, я не знаю какое количество, Ваших заявлений были разрешены городской прокуратурой?»

«Какие заявления? Даты можете назвать? У меня половину заявлений не берут, какие «не нужные» а какие «нужные» — проходят, когда я в присутствии адвокатов я отдаю заявления. Когда я сам отдаю заявления — они не проходят», — последовал ответ.

«Вы имеете ввиду, что Ваши заявления фильтруют? Половину отправляют, а половину не отправляют?», — спросил прокурор.

«Я не знаю, что они там делают. Факт, что они (заявления — прим. авт.) не доходят. И факт, что я нахожусь один и факт, что меня возят одного на машине. Это все налагает на меня психологическое давление», — устало повторил Куат Султанбеков.

После эмоционального выступления подсудимого инициативу в свои руки взял прокурор. К слову, государственный обвинитель по каким-то причинам сменился. Интересы обвинения представлял Мейрамбек Баймырзаев.

Объектом внимания прокурора стал корреспондент ИА «KazINFO Today», снимавший процесс на видеокамеру. Гособвинитель попросил суд запретить видеосъемку на том основании, что «камера пищит все время», «отвлекает» и «при допросе очень мешает». Сослался прокурор и на ведущуюся в зале суда аудиовидеофиксацию. Мол, раз есть камера на потолке зала судебного заседания, то и журналисту снимать видео совсем необязательно. Вся сторона обвинения и потерпевший Серик Ермекбаев единогласно выступили за запрет видеосъемки, в то время, как сторона защиты и подсудимый Куат Султанбеков — единогласно против запрета. Судья Данияр Кожахметов, единолично ведущий процесс и разрешивший накануне видеосъемку, «посовещавшись на месте», на этот раз съемку запретил.

Адвокат Жанара Балгабаева заявила ходатайство об отводе прокурора Мейрамбека Баймырзаева по той причине, что подсудимому Куату Султанбекову вовремя не предоставили обвинительный акт, не дали положенный законом трехдневный срок для ознакомления с обвинительным актом. Судья удалился в совещательную комнату для вынесения решения по ходатайству. Был объявлен перерыв.

В перерыв участников процесса попытались переместить в другой зал заседаний, под номером 108, против чего категорически против выступил подсудимый Куат Султанбеков, мотивируя тем, что в этом зале аудиовидеофиксация очень низкого качества.

«Меня уже судили в этом зале. На записи звук «квакает». Я отказываюсь участвовать в процессе в этом зале», — заявил он.

После этого в суде начались технические проблемы. Секретари долго не могли настроить аудивоидеофиксацию. На решение проблем ушло около часа. Участники процесса томились в зале, выходили прогуляться по первому этажу здания суда, подсудимого и потерпевшего временами выводили из зала и заводили обратно.

Наконец запись настроили и суд продолжился. Первым делом судья озвучил решение по ходатайству адвоката: отказать. Далее Данияр Кожахметов поинтересовался у подсудимого, не желает ли он заключить процессуальное соглашение с потерпевшим. Куат Султанбеков попросил время подумать и выработать предложения прокурору по заключению соглашения. На этом заседание завершилось.

После процесса корреспондент «KazINFO Today» попросил адвоката прокомментировать заявление Куата Султанбекова о бесчеловечном обращении. По мнению защитника, обвиняемого держат в условиях одиночного заключения безосновательно, а значит, сотрудники Комитета уголовно-исполнительной системы нарушают нормы сразу нескольких международных соглашений: Конвенции ООН против пыток, Международного пакта о гражданских и политических правах и Основных принципов ООН по обращению с заключенными.

«Согласно этим нормам, срок одиночного заключения, превышающий 15 дней, считается продолжительным одиночным заключением, за пределами которого опасные психологические последствия нахождения в изоляции становятся необратимыми. Моего подзащитного держат в одиночном заключении длительное время, например, с июня по сентябрь держали почти три месяца. Теперь держат в одиночной камере в следственном изоляторе два месяца и по всей видимости, будут держать там неопределенной срок. Между тем, неопределенный срок одиночного заключения считается усугубляющим обстоятельством, который вместе с продолжительным одиночным заключением может расцениваться как бесчеловечное обращение», — пояснила Жанара Балгабаева.

Ключевые слова: астанаверховный суд ркгенеральная прокуратура ркданияр кожахметовказахстанкуат султанбековмеждународный пакт о гражданских и политических правахмейрамбек баймырзаевНурсултан назарбаевоонправа человекапрокурорпыткисуд

Обсудить новость