close

Контрабандное дело: таможня пропускает, дальнобойщики отвечают?

dalnobojshhiki

Груз стоимостью 5,8 млрд тенге, благополучно завезенный из Китая через пункт пропуска «Хоргос», несмотря на таможенное сопровождение, вдруг признали контрабандой на другой границе, в Кордае. Крайними назначили… дальнобойщиков.

Больше года несколько десятков дальнобойщиков обивают пороги государственных учреждений — хотят вернуть единственное средство существования — конфискованные фуры, которые вот уже больше года стоят под арестом, без дела в их дворах, а сами водители со дня на день ждут судебных исполнителей, которые хотят забрать их в пользу государства. Мало того, дальнобойщиков заставляют платить налоги за фуры, стоящие без дела. Отчаявшись найти справедливость во властных кабинетах, дальнобойщики собрались на алматинском «пятаке». Некоторые грозятся сжечь себя вместе со своими КаМАЗами.

Контрабанда под государственным прикрытием?

Началась эта история летом 2015 года, когда на таможенном посту Карасу в городе Кордай Жамбылской области задержали колонну из 38 фур с грузом общим весом около тысячи тонн. Машины направлялись из Китая в Кыргызстан. Что примечательно, автоколонна без проблем прошла пограничный пункт китайско-казахстанский пункт пропуска «Хоргос», и ее сопровождали таможенники по территории Казахстана. Когда автоколонна уже готовилась выезжать в Кыргызстан, сотрудники департамента госдоходов по Жамбылской области обнаружили несоответствие документов с фактическим содержимым фур и начали досудебное расследование по подозрению в контрабанде. И тут начались первые странности.

Арестованный товар на сумму около 6 млрд тенге был выгружен на складе таможенников, но, по словам водителей, на следующий день он оттуда исчез самым что ни на есть загадочным образом. А через некоторое время стало известно, что исчезнувший товар попал по назначению, к московским заказчикам. Заметьте, уехал не в какую -нибудь соседнюю область, а, получается, умудрился повторно пересечь государственную границу. Спрашивается: каким он образом мог с охраняемого склада исчезнуть и как пересек границу, если таможенники признали его контрабандой?

Далее и вовсе начались чудеса. Руководитель следственно-оперативной группы ДГД по Жамбылской области Келдибаев принял решение арестовать все 38 фур — он признал машины орудием совершения преступления. Примечательно, что арест произошел не сразу — водители несколько раз успели съездить по другим заказам. По словам водителей, арестовывать в данной ситуации автомобили это то же самое, что арестовать поезд или самолет, в котором нашли наркотики. За соответствие содержимого фуры приложенным документам дальнобойщик отвечает не больше, чем машинист поезда за законность содержимого багажа пассажиров.

Дальнобойщик Леонид Кравцов: "Мы отвечаем только за перевозку и сохранность груза!"
Дальнобойщик Леонид Кравцов: «Мы отвечаем только за перевозку и сохранность груза!»

«Почему когда в самолете или в поезде находят наркотики, не конфискуют самолет или поезд? А машину конфисковали. Это точно такое же транспортное средство, как и самолет, и поезд! У нашего президента программа защиты малого бизнеса. А где защита, если забирают бизнес? Где она, эта защита?» — вопрошает пожилой мужчина, тридцать пять лет, по его словам, проведший в кабине своей фуре, ночевавший и в 50-градусную жару, и в 30-градусный мороз.

Кто такой Чотпаев?

Через несколько месяцев судья Кордайского суда Белгишев осудил неизвестно откуда взявшегося гражданина Берика Чотпаева на 3000 МРП (чуть более шести миллионов тенге) штрафа за контрабанду. Судья установил, что Чотпаев и подсунул в фуры не задекларированный товар.

Между тем, дальнобойщики слыхом не слыхивали ни о каком Чотпаеве. Дело в том, что договоры о транспортировке груза они заключали совсем с другими лицами. В суде контрабандист пошел на сделку со следствием, признал свою вину, и с чистой совестью вышел на свободу из зала суда. Что интересно, про этот суд никто из водителей не знал — судья не удосужился пригласить их на процесс. И это несмотря на то, что в деле есть и их интерес — судья должен был решать судьбу их арестованного имущества. Тем более владельцы грузовиков проходили по делу свидетелями. Не соучастниками, не потерпевшими, а именно свидетелями. А свидетель никак не отвечает, тем более — своим имуществом, за действия преступника, тем более если он его знать не знает. Дальнобойщики подали апелляцию в суд Жамбылской области. Апелляция по их жалобам откладывалась 3 раза, в итоге приговор оставлен в силе. 9 дальнобойщиков дошли до верховного суда, но им было отказано в пересмотре дела.

«Кроме того, мы уже подали заявление в ДВД Алматы на Берика Чотпаева за мошенничество. Потому что именно он без ведома заказчика погрузил в фуры контрабандный товар. А отдуваться за это пришлось простым работягам», — говорит адвокат девяти дальнобойщиков-алматинцев Елжас Молдакашев.

Следователи отправились за решетку

Сразу после суда над Чотпаевым генеральная прокуратура возбудила дело против сотрудников службы экономических расследований ДГД Жамбылской области, которые вели это дело о контрабанде. Обвиняют их в получении взяток. Под следствием оказались 22 человека. В том числе и следовательмКелдибаев, который решил, что грузовики дальнобойщиков — орудие совершения преступления. Скоро над ними начнется суд. Руководство службы экономических расследований ДГД Жамбылской области, привлеченное к уголовной ответственности за пропажу вещественных доказательств по делу и получение взятки, находится под стражей, но продолжает хранить молчание относительно арестованных автомобилей. Факты взяток, по словам прокуроров, подтверждаются материалами уголовных дел. Но конфискованные фуры людям никто возвращать не торопится. Дальнобойщики и их семьи лишились средств к существованию, терпят большие убытки. А их обязали еще и охранять транспорт и оплачивать стоянку.

Дальнобойщики говорят, что единственная их надежда на справедливость — если генеральный прокурор Жакип Асанов даст указание принести протест в верховный суд.

В шаге от беды

Между тем, оставшиеся без средств к существованию дальнобойщики находятся на грани социального взрыва. Им нечем кормить семьи, многие из них имеют большие кредиты, теряют заложенную недвижимость, некоторые на грани суицида.

«Там была тысяча тонн! Вы думаете, если никто не будет сверху крышевать, кто сможет провернуть? Кто сможет сделать? С таможни кордайской никто не выпустит машины без разрешения. Мы даже приезжали забрать вещи, нас не пускают! Как могут выпустить неоформленные 38 машин? Таможенники все оформили, мы им доверяем. Почему с них не спросят? Откуда мы знаем, что там контрабанда? Они выпустили машины. В Китае давно бы таких чиновников расстреляли!» — говорит водитель Леонид Кравцов.

Ему вторит товарищ по несчастью.

«Они говорят, мы — свидетели. А как у свидетеля можно забирать имущество? И что, они думают, завтра придут и им просто так отдадут ключики от машины? А они давали мне эту машину? Я сам эту машину зарабатывал потом и кровью, сам искал работу. Теперь государство хочет забрать у меня машину, и они думают, что я просто так ее отдам? В жизни не отдам! С кровью буду отдавать!» — говорит мужчина.

«Мы признаны только свидетелями по делу, выполняли заказ на перевозку груза и не обязаны отвечать за соблюдение таможенных норм. Что теперь сказать? Мы свои машины отдавать не собираемся. Мы кормим свои семьи. У меня четверо детей, один ребенок — инвалид с детства, не ходит. Я плачу налоги, я ничего не должен государству. Я лучше сгорю вместе со своим КаМАЗом,» — заявляет один из дальнобойщиков -алматинцев Танирберген Кожагельдиев.

Таниберген Кожагельдиев: "Сожгу КаМАЗ вместе с собой"
Таниберген Кожагельдиев: «Сожгу КаМАЗ вместе с собой»

«У нас забрали последнее имущество! Что нам теперь делать? Вступать на тропу войны? Или штурмовать президентский дворец?» — возмущается еще один водитель. — «Люди, которые замутили эти махинации, гуляют на свободе, им назначили всего лишь штраф в шесть тысяч МРП и отпустили. А у нас забирают имущество, которое стоит 20-30 тысяч долларов. Это — наш источник пропитания. Куда идти, кому жаловаться? Никакого закона нет, судьи все купленные! Нас допрашивали, мы проходили как свидетели. В каком законе, в каком государстве у свидетеля забирают имущество?»

Редакция «KazINFO» следит за развитием событий.

Обсудить новость